15:54 

Очередной опус

Eternal Joker
I'am God, I'am Drama!
... Писано по игровому миру Aion... Ссылки - это вдруг нада будет понять что такое то или иное слово обозначает, а посмотреть в 3D - еще и увидеть ту или иную страхолюдину.

Сказ о том, как Целитель за чудищем ходил...

Совсем недавно в Атрейском Царстве, в Асмодейском государстве жил да был молодец один. Хотя почему сразу жил? И ныне живет и здравствует, чего и Вам желает, потому как профессия у молодца такая мирная – Целитель. Раны исцелить, вдохновить на бой заклятиями пользительными, а кто супом несвежим келлатейским отравится - того от колик в животе спасти. А если не дай Айон супостат былокрылый элийский убьет содружинника – так и воскресить павшего, дабы он не холмиком с крылышками валялся, а сражался во славу Асмодейской державы… Звали его… Да пусть Иваном будет, дабы традиции не нарушать.

И однажды заскучал молодец. Все его не радует. Фенрир красивый с молотом сияющим - не радует, сражения с супостатами белокрылыми элийскими - не радуют, даже аукцион денежный радовать перестал. Вот как прибило. Сидит он от скуки в Брустхонине, пальцем на песочке узоры рисует замысловатые да платиновыми монетками блинчики по воде пускает.

Бежит мимо Чародейка одна, по делам своим чародейским и покрикивает периодически: «В Адму на Ранмарка нид хил и ГО!!!». Увидала она Целителя да и спрашивает его
- И чего ты сидишь грустен невесел, буйну голову повесил?
- Да вот, грусть-тоска меня снедает, - отвечает ему Иван.
- Пойдем с нами, - уговаривает его Чародейка, - хоть развеешься. Нам как раз Целителя не хватает в крепость Адмовскую, на тамошнего Князя Ранмарка.
- Не хочу я к Князю Ранмарку ходить, - ответствует ей Иван, - жадина он. Да и надоело.
Задумалась тут Чародейка.
- Тогда может, в будущее заглянем? В Фоэту, злобными балаурами порабощенную? Вон и дружина есть, только свистни – мигом соберутся. И дружинники как на подбор: рукастые да одетые.
- Скукотааа. - зевает Иван, - Не пойду.
- А пошли в Дерадикон балауровский на честный бой с вражинами элийскими?
- Не хочется мне.
Разозлилась Чародейка и ножкой топнула.
- Не угодишь на тебя! Чего ж тебе нужно-то?
- Хочется мне чего-то новенького, масштабного, неизведанного…
- Слушай, - оживилась Чародейка, - слыхала я, что в Белуслане неспокойно стало.
- Там всегда неспокойно, тоже удивила.
- Нет, завелось там диво-дивное, чудище невиданное. Весь Белуслан перепугало. Даже Легат Бакрама беспокоиться начал.
- Да? – заинтересовался Иван, - а где искать-то чудо это чудное?
- В крепость Белуслан ступай, не ошибешься.
- Спасибо, добрая Чародейка, спасла ты меня от тоски-кручины черной. А монетки платиновые себе возьми – пригодятся. У меня их много.

***
Долго ли коротко, прибыл Иван в крепость Белусланскую. И сразу пошел выяснять у тамошнего начальства – где неспокой на их территории?

Начальство о неспокое слышало краем уха, но точно ничего сказать не могло и все порывалось нагрузить Ивана заданиями, денег сулило и опыта. Иван от заданий отказался и пошел народ расспрашивать – слухами-то эфир полнится.

Народ про чудище слыхал, но все больше додумывал. И получалось по их словам вообще что-то несусветное, что в Асмодейском государстве водиться не должно. И водится эта несуразица аккурат возле деревни Красной Гривы.
Делать нечего – полетел Иван в Гриву Красную. Легат Тор, наместник тамошний, Ивана к оборотням отправил, мол волнуются хвостатые, видать знают чего. А нас отвлекать не моги, потому как и без народных фантазий дел по горло.
Вождь Акигатан вот что Ивану на его расспросы поведал:
- У наших извечных недругов в Снежном хвосте неспокойно. Шпионы рассказывают, что от них неподалеку, в Лагере Бакрама завелось чудище страшенное. Зело жестокое и кровожадное.
- А видел его кто? – спрашивает Иван.
- Видеть не видели, врать не буду. Только зачем тебе?
- Сразиться с ним хочу!
Подивился Вождь героизму такому неоправданному, но посоветовал:
- А ступай-ка ты в Снежный хвост. Может они чем помогут.

Хоть и надоело Ивану по всему Белуслану просто так летать, но делать нечего: охота, она пуще неволи будет.
Прибыл Иван в убежище, и к тамошнему Вождю сходу направился:

- Что у вас тут за напасть завелась?
Вождь за голову взялся.
- У нас тут кажен день напасть: то элийцы, то балауры, то куресы вредные весь байзен поели, никакой управы на них нет.
- Нет, - говорит Иван, - В Бакраме что за чудище завелось?
- Ой не знаю я, но балауры уже который день как коты нашкодившие тихо-тихо сидят. А по ночам вой раздается. У нас половина жителей уже линять начало от беспокойства такого. И никто супостата одолеть не может.
- А Легат Бакрамский, начальник тамошний?
- А что он сделает, коли весь Бакрам осилить не может? Сидит у себя в Драубнире, думу думает.
- А откуда оно взялось, чудище это?
- Кто его знает, - махнул лапой Вождь, - может от повстанцев сбежало. Из Лаборатории тамошней. У них часто что-нибудь убегает, а потом они по всему лагерю это ловят. Наверное, в этот раз не поймали.
Поблагодарил Иван Вождя, и в сторону Лагеря Бакрама направился.

Приходит он в Бакрам и видит: никого нет. Ни Наг патрульных, ни дрейков обученных. Даже дракониды-налетчики, и те куда-то подевались. Бродил-бродил Иван по Бакраму, вдруг видит: сидит на горе дрейк именной – Дэйгл Ураганное Крыло.

Увидел тот издалека молодца – и как полетит навстречу. Иван даже маленечко опасаться стал. Подлетел Дэйгл поближе и кричит Ивану:
- Добрый молодец, убей меня, пожалуйста! Только побыстрее, чтобы я не мучился!
Иван от подобного предложения впал в глубокую задумчивость. Спрашивает он у Дэйгла:
- А зачем я тебя должен убивать?
- Страшно мне тут одному висеть. Видишь, все попрятались, а я как дурак один остался.
- А не знаешь ли ты, где здесь чудище завелось?
- Лучше бы я не знал, - затосковал Дэйгл, - вон видишь – пусто кругом. Это все он… Гад нехороший!
- Пойдем, покажешь. Я с чудищем сражаться буду.
Покосился Дэйгл недоверчиво на Ивана, но к логову чудовища повел.
По пути Иван распытывал, как сей гад выглядит. Дэйгл вздыхал, но рассказывал. По его словам получалось вовсе что-то несообразное: сине-зеленое, многоногое, многорукое и многокрылое.
- А еще у него глаза краснючие и клыки огромадные!
Идет Иван, слушает и радуется про себя: «В первый раз такого страшного бить буду!»
Довел Дэйгл Ивана до большой дыры в земле, крылом на нее ткнул, мол, там твое счастье и смылся поскорее – прятаться. Благословил Иван сам себя на бой с чудищем, сушей заморских съел, коктейлем запил, трижды перекрестился и полез внутрь. Идет, сам себе молотом Фенрира подсвечивает, потому как темно, хоть глаз коли, а чудища все нет и нет.

Остановился молодец, в затылке почесал и как крикнет:
- Эй ты, чудище страшенное, хватит балауров пугать, лучше со мной сразись!
А из дальнего угла тонким голосом отвечает ему кто-то:
- Не вылезу, ты драться будешь!
- Ну да, - соглашается молодец, - за тем и пришел. Покажись чудовище, чтобы тебя запомнил получше и друзьям рассказать смог, если вдруг из пещеры выволочь не смогу.
- Ты только сразу не дерись, хорошо? – попросилось чудовище.
- Что я, изверг какой, - ответствует ему Иван, - я тебя рассмотрю, запомню. А уже потом вызову на честный бой и убью.
- Ну хорошо, - соглашаются из пещеры,- сейчас вылезу.
И высовывается из-за угла голова зеленая. Махонькая, совсем не чудовищных габаритов. С глазами большущими, но не краснючими, как Дэйгл описывал. И без клыков вовсе. А за ней высовывается вторая, только синяя. А потом еще четыре головы высунулось: две зеленые и две синие. Иван аж на землю сел от удивления. А головы в это время друг на друга ругаться начали:
- А ну отойди от меня, братец, все лапы оттоптал уже.
- А ты сам первый на крыло мне наступил!
В темноте что-то завозилось, зашебуршало и выкатились Ивану под ноги два маленьких дракончика синий и зеленый. Типа Тахабаты, только меньше раз эдак в сто. И у Тахабаты голова всего одна, хоть и вредная, а у этих по три на брата и все огнем пыхают.

Смотрит на них Иван и понять не может: а где же чудище-то? Спрашивает он у дракончиков с надеждой:
- А мама ваша где? Или еще кто взрослый?
Малыши на Ивана посмотрели, и давай реветь в три ручья:
- Нету у нас мамы и папы!!! Нас разработчики придумали, а мы убежали и потеряяялись!!!
- А балауров кто воем жутким перепугал?
- А чего они в нашу пещеру лезут, дылды чешуйчатые?
Понял тут Иван, что не видать ему битвы с чудищем и расстроился. А дракончики рядом бегают и с надеждой на него поглядывают.
- И что с вами теперь делать? - спрашивает у них Иван.
- Забери нас отсюда, добрый молодец, а мы тебе пригодимся.
Вздохнул тут Целитель и спрашивает:
- А как вас звать-то, братцы?
- Дракошей и Горынычем нарекли при создании.
Взял Иван в каждую руку по дракончику и телепортировался с ними в стольный град Пандемониум, потому как не в Бакраме же торчать до посинения. А в Пандемониуме все сбежались дивиться диву-дивному, чуду-чудному, стали расспрашивать у Ивана, откуда взялись такие замечательные зверушки. Ну Иван честно все и рассказал. И про разработчиков, и про балауров и про чудище тоже присовокупил. Слушал его народ и дивился.
Я там тоже был, слушал, головой качал, да сказку эту со слов Ивана записал.
…А дракончики так у Ивана и прижились. Но это совсем другая история…

URL
Комментарии
2011-03-11 в 02:44 

Gerda Black
Спасибо, улыбнуло)))

   

Ad Libitum Ad Infinitum

главная